Как и зачем привлекать женщин в IT

Стереотип «IT – не для женщин» уходит в прошлое. Процент женщин в индустрии увеличивается, и, по некоторым данным, в ближайшие 5-10 лет доля женщин в IT вырастет до 40%. Женщины решают сложные задачи, выступают на конференциях, строят карьеры. Доля женщин, которые занимают лидерские позиции, растет.

 

Но мы бы слукавили, если бы сказали, что проблем совсем нет и женщины в IT не сталкиваются с трудностями. Они – до сих пор недопредставленная группа в индустрии. По разным данным, сейчас доля женщин в IT – 15-30%, при этом женщины составляют примерно половину трудоспособного населения. Женщины испытывают трудности с карьерным ростом, их зарплаты могут отличаться от мужских. Многие мужчины и женщины до сих пор верят в то, что «точные науки и программирование – не для девочек».

 

В преддверии Международного женского дня редакция «Клевера» хочет сказать, что программирование в частности и работа в IT в целом – для всех, кому это интересно. Мы хотим поздравить всех женщин в IT, пожелать им уверенности в себе и профессионального роста. И, конечно, мы горячо за то, чтобы все женщины, которые хотят работать в IT, приходили в отрасль, и чтобы ничего их не останавливало.

 


 

Почему сейчас на технические специальности и в IT идет меньше женщин, чем мужчин? Зачем привлекать женщин в индустрию? Что могут делать компании, чтобы в IT работало больше женщин? Зачем нужны женские сообщества? Что полезного в смешанных командах? Что делать, чтобы на рабочих местах была комфортная атмосфера для всех?

 

В этом «Клеверу» помогали разбираться:

 

 

Почему на технические специальности и в IT приходит меньше женщин, чем мужчин?

 

Андрей Бреслав: «Судя по всему, это связано в первую очередь с традициями, сложившимися в обществе довольно давно. Это только кажется, что в XXI веке мы живем в таком современном обществе, пронизанном технологиями, и всё, что было в прежние времена, осталось в прошлом.

 

На самом деле любое общество имеет историческую память, и то, что еще совсем недавно считалось, что роль человека в обществе должна сильно зависеть от его пола (например, мужчины должны делать карьеру и обеспечивать семью, а женщины – заниматься домом и воспитывать детей), сильно влияет на нас и сегодня. Это постепенно меняется, но гораздо медленнее, чем хотелось бы. Многие люди считают, что технические специальности – не для женщин, и охотно сообщают это своим дочерям, сестрам, ученицам, студенткам и просто знакомым. Причем считают так и мужчины, и женщины, это просто распространенное суеверие».

 

Ольга Тележная: «Если говорить о личном опыте, мой путь в IT оказался более сложным, чем мог бы быть. Основной преградой стал общий стереотип, особенно среди старшего поколения, что технические науки – не для девочек. Несмотря на то, что в детстве я обожала играть в Lego, а не в куклы, и всегда выбирала типичные инженерные игрушки, меня отдали в гуманитарную гимназию.

 

Я закончила школу, прошла по баллам ЕГЭ на филфак СПбГУ, но поняла, что не хочу там учиться, и забрала документы. Решила, что пойду работать, а попутно буду думать, какие ЕГЭ нужно сдать через год, – у меня был Gap year, который очень помог определиться с тем, чего я хочу. Я стала учить математику, и, можно сказать, случайно попробовала программирование. Поняла, что мне нравится. Информатику у нас в школе не преподавали от слова совсем: у нас были уроки, но их не вели. Среди моих знакомых программистов тоже не было, и оказалось довольно трудно понять, что вообще делать. Со мной занималась репетитор по математике, и она принесла мне свою книжку по Pascal – так я выбрала свой первый язык программирования.

 

Мой опыт в программировании был очень маленький, но его всё равно хватило, чтобы сдать ЕГЭ по информатике и поступить в профильный вуз на направление «Математическое обеспечение и администрирование информационных систем». Мы программировали на Basic, C++, C#, потом я освоила Python, C, сейчас в основном пишу на Kotlin».

 

 

Владимир Иванов: «Есть интересная история на тему того, почему сейчас в индустрии меньше женщин. Есть данные, что в 1984 году в IT работало 40-45% женщин. Но с того времени этот процент начинает резко падать. Тогда вышел Macintosh, появился спрос на персональные компьютеры. Компании, которые их продавали, почему-то решили, что рекламировать их нужно в основном мужскому населению. При этом престижность профессии программиста стала расти.

 

Есть, возможно, неприятные для мужчин данные – и это связано не только с IT, но и с некоторыми производственными отраслями или отраслями знаний, – что, как только сфера становится престижной, высоко оплачиваемой, туда приходят мужчины и начинают вытеснять женщин. Если посмотреть на методологию Big Five personality traits, женщины в среднем менее агрессивные, чем мужчины, и они чуть более склонны избегать конфликтов. Возможно, такая резкая «оккупация» IT-сферы мужчинами сыграла роль в том, что доля женщин в IT с тех времен резко упала».

 

Может, дело в том, что у женщин и мужчин разные способности к программированию?

 

Андрей Бреслав: «Организм женщин и мужчин, конечно, отличается, но это практически не влияет ни на какие способности. Из научных данных и опыта ведущих западных вузов видно, что и талант, и интерес к техническим специальностям распределен равномерно и не зависит от пола. Талантливых женщин примерно столько же, сколько таких же талантливых мужчин. Самые талантливые женщины заметно способнее среднего мужчины. Средние женщины такие же способные, как средние мужчины. Из факта принадлежности к полу нельзя сделать никакого вывода о способностях или интересах человека».

 

 

Владимир Иванов: «Конечно, дело не в том, что женщины – какие-то особенные, а в общественном укладе. Взять хотя бы стереотип «мальчикам – голубое, девочкам – розовое, мальчикам – машинки, девочкам – куклы». Это начинается с младенчества, а потом культивируется дальше: мальчиков, как правило, отправляют на шахматы, в технические кружки, поощряют, когда они поступают на инженерные специальности. Девочки далеко не всегда могут рассчитывать на такую поддержку, более того, часто они сталкиваются с сопротивлением окружающих».

 

Ольга Тележная: «В целом у нас в университете всё было достаточно хорошо, если сравнивать с рассказами моих друзей из других вузов. У нас правда было лучше, чем в среднем по больнице. Я помню, был очень харизматичный преподаватель по матанализу, и ему любили задавать каверзные вопросы, потому что он всегда остроумно на них отвечал. Как-то у него спросили, кто лучше в математике – мальчики или девочки. Он сказал, что «идиоты здесь все», и он не делит людей по половым признакам. Я была довольна его ответом.

 

Но мне запомнилась одна преподавательница, которая на самой первой паре нам сказала, что отчислит всех беременных студенток. Она повторяла это от занятия к занятию, что, если кто-нибудь окажется в такой ситуации, она сделает всё, чтобы этого человека отчислили.

 

У нас, на удивление, было довольно много девушек на потоке, около 20-30%. А еще было какое-то общее ощущение, что у нас легко учиться, из-за чего многие совсем расслаблялись, и студентов отчисляли бешеными темпами. Но из-за того, что девушки учились более усердно, больше старались, до выпуска дошло примерно одинаковое количество парней и девушек».

 

Зачем привлекать женщин в IT?

 

Андрей Бреслав: «Насколько мне известно, в IT есть недостаток специалистов всех уровней. Фактически, сейчас рост индустрии сдерживается недостатком кадров. Если бы на рынке было больше людей, индустрия развивалась бы заметно быстрее.

 

Кроме того, исследования показывают, что для успеха бизнеса или, скажем, научных исследований важно разнообразие. Только мужчины или только женщины показывают результаты хуже, чем смешанные группы».

 

• Это выгодно: почему нам нужно больше женщин-программисток?

• Why diversity matters

 

Что могут делать компании и сообщества, чтобы в индустрию приходило больше женщин?

 

Андрей Бреслав: «Очень многое зависит от образования. Где-то между пятым и восьмым классом школы происходит первый большой отсев, когда девочки не выбирают олимпиады по точным наукам. В пятом классе мальчиков и девочек на олимпиадах поровну, а к восьмому уже большой перекос в сторону мальчиков. Дальше еще несколько волн такого отсева происходит при выборе специализации в старших классах (там, где она есть) и при выборе вуза.

 

Так что рецепт номер один – вовлекать девочек в занятия точными науками. Мировая практика показывает, что тут хорошо работает личный пример: если школьницы видят женщин, добившихся успехов, скажем, в IT, дедушкам-бабушкам и учителям уже сложнее убедить их в том, что девочкам в IT не место. Один из самых важных факторов здесь – вера в себя. Поддержка взрослых и истории успеха играют ключевую роль при выборе профессии.

 

Ну и, конечно, очень полезно объяснить учителям и преподавателям вузов, что если говорить ученицам и студенткам, что их место на кухне (а что-нибудь подобное слышала практически каждая женщина, закончившая технический вуз), это очень демотивирует и убивает интерес к чему угодно. Фактически такие преподаватели отнимают необходимые кадры у индустрии. Я бы на месте руководства университетов очень жестко боролся с таким поведением.

 

Кроме этого, есть довольно много женщин, которые понимают, что хотят работать в IT, уже после того, как отучились на других специальностях. Для того чтобы привлечь их в отрасль, нужно создавать точки входа с низким порогом. Это работает, например, в тестировании (и это одна из важных причин того, что среди тестировщиков женщин заметно больше, чем среди разработчиков). На тестировщиков не учатся в вузе (практически нет таких кафедр и специальностей), поэтому порог входа в профессию крайне низкий: достаточно просто хотеть и быть сообразительной_ным. Если создавать подобные точки входа в другие профессии, женщин в них будет больше».

 

Владимир Иванов: «Чтобы женщины приходили и оставались в IT, важно работать над культурой на рабочих местах. Проявления сексизма, все вот эти шуточки «женский код» – это в целом в перспективе плохо для компании. Недавно я прочитал книгу «The Infinite Game» – там история о том, что можно играть в два типа игр, конечные и бесконечные.

 

Бизнес – это бесконечная игра. Если вы хотите не просто быстро заработать денег и закрыться, а создать что-то хорошее, что-то большее, чем вы сами, ваша задача – сделать так, чтобы компания могла пережить вашу собственную жизнь, а также любые культурные и технологические изменения. Это нужно, чтобы подстраиваться под постоянно меняющееся устройство мира. У компании есть две опции – это «people first» или «resources first». Условно, деньги против людей. И когда вы слышите, что где-то сокращают расходы и увольняют персонал, это явный признак того, что люди играют в так называемую конечную игру. Что нужно выждать год – а дальше хоть трава не расти.

 

Это плохая история, потому что на длинной дистанции компании нужны люди. Гораздо эффективнее их сохранить, потому что они уже знают ваш бизнес, они к вам лояльны и они смогут придумать, как помочь компании. Есть много исторических примеров, как это работало.

 

Поэтому ваша цель как работодателя – это создавать культуру и следовать тем ценностям, которые позволяют вашим сотрудникам чувствовать себя комфортно на рабочем месте. Токсичное поведение, неуместные шутки, пренебрежение друг к другу – всё это заставляет людей чувствовать себя плохо. Ты сосредотачиваешься не на работе, а на том, как тебе некомфортно, как у тебя падает самооценка.

 

Можно не работать над культурой на рабочем месте и закрывать на всё это глаза, но в перспективе это плохо влияет на атмосферу в командах и на эффективность компании».

 

Ольга Тележная: «Когда я начала входить в профессию, я ничего не знала про феминизм, и, честно говоря, мне очень тяжело анализировать тот период на предмет шуточек, смешков. Мне очень повезло, что в университете у меня было поддерживающее окружение. Ребята, с которыми я общалась, всегда всем помогали. У нас образовался такой кружок людей, которым просто интересно вместе что-то изучать. Было классно.

 

Как я уже рассказывала, когда меня позвали менторкой на первый женский мастер-класс по программированию Django Girls в Петербурге, я отказалась. Тогда сама концепция мастер-класса по программированию для женщин казалась мне неправильной. Долгое время я не принимала идеи феминизма в целом и идею женских мероприятий по программированию в частности. Потом мое мировоззрение изменилось. Я поняла, что отрицаю идеи феминизма не потому, что они плохие, а потому, что это мой способ социализации. Мне не хотелось признавать проблему. Хотелось быть с большинством и говорить, что проблемы нет. Я взглянула на свое прошлое со стороны и осознала, что у меня были трудности просто из-за того, что я девочка. Мне захотелось бороться с этой несправедливостью. Тогда я обратилась к организаторам первого Django Girls со словами, что хочу им помогать со вторым мастер-классом.

 

Основная цель таких инициатив – помочь девушкам узнать, что такое программирование, показать им абсолютно новый мир с той целью, чтобы они поверили в себя, и, возможно, сменили профессию. Мне хотелось дать шанс девушкам познакомиться друг с другом, понять, что среда может быть дружелюбной и безопасной. Если ты хочешь работать в IT и среди твоих друзей нет программистов, зачастую даже хорошие друзья могут поднять тебя насмех, сказать, что это не твоё. Если ты девушка, шанс, что тебе так скажут, гораздо выше.

 

 

Ко мне регулярно подходят девушки до, во время и после митапов, задают вопросы, рассказывают о себе. Я знаю несколько историй успеха участниц наших мероприятий и очень ими горжусь. Они научились программировать, устроились в известные компании.

 

После запуска Django Girls и PyLadies в Петербурге на общие митапы по Python регулярно стало ходить больше девушек. Я считаю такой результат прямой заслугой сообществ. Фактически, мы растим новые кадры для рынка. 2-3 года назад я могла быть единственной девушкой в аудитории. Сейчас соотношение мужчин и женщин на митапах еще далеко от 50/50, но я точно знаю, что буду не одна».

 

 

• Другие российские IT-сообщества для женщин: Rails Girls, Women in Tech Russia, Geek Girls Carrots, Women Techmakers
Как я училась программировать на мастер-классе Django Girls
My First Job Interview: The Power Of Friendship
• Подкаст Ladybug

 

Андрей Бреслав: «Привлечь женщин в IT – это уже очень хорошо, но культура не меняется одномоментно. Если человек всю жизнь слышал, что в профессии у него ничего не получится, это часто приводит к некоторой неуверенности в себе. Я говорю не о случаях недостатка квалификации, а о том, когда в себя не веришь, несмотря на то, что все знаешь и умеешь. Конечно, неуверенность в себе – это не особенность только женщин, просто среди женщин в IT, похоже, неуверенных в себе довольно много.

 

Чтобы полностью раскрыть потенциал всех сотрудников, стоит работать над тем, чтобы среда была комфортной для всех. Чтобы людей ценили за то, как они работают, как растут, как относятся к общим целям компании и команды. Тем, кто чувствует себя неуверенно (и мужчинам, и женщинам), поможет понимание того, что их работу оценивают не по какому-то мифическому таланту, а по фактическим результатам. Когда что-то не получается, важно уметь обращаться за помощью. Нужно, чтобы сотрудники это понимали и не стыдились спрашивать руководителей и более опытных коллег, и, конечно, необходимо, чтобы, спросив, они получали реальную помощь».

 

Что можно делать женщинам и мужчинам, чтобы в смешанных командах было комфортнее работать?

 

Андрей Бреслав: «Если в команде есть люди (особенно руководители), которые не могут себе представить, что женщина может быть компетентным специалистом, это будет демотивировать и мешать работать. Тут уже уверенность в себе ни при чем. Чтобы команда была крепкой и работала на общую цель, нужно, чтобы каждый чувствовал уважение коллег и объективное отношение к своим профессиональным качествам.

 

Стоит задуматься, что разделяет команду на мужчин и женщин. Как люди здороваются, как разговаривают друг с другом, как объединяются в пары, когда нужно что-то делать вдвоем? Если есть сегрегация – мужчины отдельно, женщины отдельно – это признак того, что команда не использует весь потенциал.

 

Чтобы улучшить ситуацию, по-моему, лучше всего не вводить сверху какие-то правила, а начать открыто обсуждать ситуацию. Многие люди просто привыкли вести себя так или иначе и не задумываются о том, что из этого получается. Если говорить открыто о том, какая есть разница в отношении, представлять, как могло бы быть по-другому, многие задумаются и смогут поменять свое поведение. Тогда всем станет комфортнее работать».

 

 

Владимир Иванов: «Если вы видите неуважительное отношение к женщинам или вообще к кому-либо в команде, пожалуйста, говорите, что это неприемлемо. Потому что если вы этого не делаете, вы соглашаетесь, что это окей, и даете сигнал всем остальным: «Ну да, почему бы и нет? Почему бы не оскорбить коллегу?»

 

Давайте женщинам высказываться на совещаниях. До сих пор у многих осталось предубеджение, что «женщина не скажет ничего умного, не нужно ее слушать». Конечно, это не так.

 

Можно помогать комьюнити, которые работают над этой проблемой. Прийти к организаторам и сказать: «Я хочу помочь, что я могу сделать?»

 

Мы стараемся, чтобы в программном комитете Mobius всегда были девушки, ведем списки с женщинами-разработчицами и перед конференциями пишем им, предлагаем выступить с докладами. Мы прикладываем много усилий к тому, чтобы разнообразить гендерный состав, пул спикеров. Частично это удаётся».

 

• Telegram-чат по вопросам гендерного разнообразия на конференциях

 

• Как чувствовать себя увереннее и отстаивать свои границы, не нарушая границ других

 

Что делать женщинам, если они столкнулись с проявлениями гендерных стереотипов на работе?

 

Ольга Тележная: «Для начала я очень хочу посочувствовать всем женщинам, столкнувшимся с подобными проблемами на работе. Мне очень жаль, что в нашей стране это всё еще не редкость, и что многие компании могут проигнорировать жалобы или даже встать на сторону обидчика.

 

Лучшее, что я могу посоветовать в максимально острых и неразрешимых ситуациях, – сменить работу. К сожалению, мне неизвестны примеры, где люди резко научились бы себя вести, а дальнейшая карьера пострадавшей девушки продолжила бы развиваться как ни в чём не бывало.

 

Если речь идет о разовых шутках, неуместных вопросах или комментариях, я стараюсь четко отлавливать такие ситуации, осознавать, что происходящее не является нормой, и затем действовать по ситуации. Я слышала непрофессиональные реплики от представителей нескольких компаний – это неизбежно запоминается, и я вряд ли посоветую своим друзьям идти туда работать. С коллегами я четко обозначаю, какие их реплики кажутся мне неуместными. К счастью, я всегда работала в очень дружных коллективах, и такая необходимость возникала редко.

 

Если коллектив ведет себя ненормально, не готов к переменам, а у вас нет возможности сменить работу прямо сейчас, я очень рекомендую общаться с людьми вне работы – например, на всевозможных митапах, воркшопах и хакатонах. В таких тусовках зачастую встречаются самые увлеченные и разносторонние люди, которые в будущем могут стать вашими коллегами».