Как стать спикером международных IT-конференций

Стать спикером зарубежной IT-конференции сложно, но возможно. Тут как в профессии – нужно много работать и не бояться проявлять инициативу.

 

С чего начать карьеру спикера международных конференций? Как придумывать темы докладов? Как готовиться к выступлениям? Чем российские конференции отличаются от зарубежных? Своим опытом делится Владимир Иванов, ведущий Android-разработчик ЕРАМ, спикер российских и зарубежных IT-конференций.

 


 

– Как давно ты начал выступать?

 

Прошло уже года четыре, как я выступаю. Началось это, когда я работал в «Лаборатории Касперского» старшим Android-разработчиком. Мы делали мобильные продукты для безопасности, и мое первое выступление было как раз связано с ними. «Песочный периметр: как мобильные устройства размывают корпоративную безопасность» такая была тема. Тот доклад сейчас можно посмотреть на YouTube.

 

– Это выступление было где – на митапе, конференции? И как так получилось, что ты начал выступать?

 

– Это был митап, его организовывал JUG.RU. Они начинали именно с митапов Code Freeze, и мне было интересно попробовать. Я написал Андрею Дмитриеву (одному из основателей JUG.RU): «Хочу выступить, давай как-нибудь организуемся». И он мне ответил: «Приходи, организуем митап, привезем пиццу, ты выступишь, пообщаемся – будет весело».

 

– А ты готовился с организаторами? Тебя прослушивали?

 

 Да. Андрей меня слушал, у нас была одна или две тренировки, и он давал советы вроде «это убрать», «вот здесь нужно ускорить» и так далее.

 

– И как прошло? Какие были ощущения?

 

– Самое главное, что я понял: мне нравится. Я понял, что ощущение, когда ты делишься тем, что знаешь сам, очень приятное, и что я хотел бы ещё выступить в будущем. Второе, что я понял: мы абсолютно не угадали с таймингом. Рассчитывали на час-полтора, а вышло выступление на 45 минут. А ещё я немного расстроился, что пришло мало людей – человек 10-15. Думал, что будет больше. Но это был хороший старт, потому что когда ты первый раз это делаешь, волнуешься, не знаешь, чего ждать, и как надо делать. И все проблемы, которые вскрываются, – например, не угадали со временем – это нормально.

 

– Ты захотел выступить ещё. Что стал делать: читать какие-то книги, видео смотреть?

 

– Я попиарю еще немножко JUG.RU: они делают классную вещь для спикеров бесплатно – приглашают тренеров. В выходные приходит человек, который профессионально занимается коучингом по публичным выступлениям, и проводит тренировки. Я в них участвовал, узнал про структуру выступления, постановку проблематики доклада и не только.

 

Во-вторых, конечно, ты открываешь YouTube и начинаешь смотреть на людей, которые сами выступают или разбирают, как это делают другие. Могу порекомендовать канал «Искусство харизмы». Там разбирали, например, выступления Луи Си Кея и рассказывали, что он не просто проговаривает шутки, он их отыгрывает – и это 70% успеха. Потому что если вы будете с унылым лицом говорить что-то, это не будет работать. Кстати, по поводу опыта выступлений – я еще пытался тренироваться в стендапе.

 

– Ого!

 

– Да, есть такая штука, называется «Открытый микрофон», она довольно часто проходит в барах, и там могут выступать все желающие, нужно только заранее написать организаторам. Тебе дают пять минут и микрофон, enjoy!

 

– И ты, значит, написал речь себе с шутками…

 

– Да, это довольно глупо: ты сидишь готовишься, пишешь страницу текста, в нем должно быть несколько шуток. Сначала сам смеешься над ними, потом перестаешь. Выходишь на сцену и думаешь: «Ну все, сейчас я отожгу!» И гробовая тишина. И ты такой: «Окей».

 

– Ты один раз так попробовал, и все?

 

– Я пару раз попробовал, второй раз совсем не зашло. Мне было интересно узнать, как это, и я поучаствовал. Понял, что ощущения смешанные, и продолжать не хочу. Зато нашел себя в выступлениях на конференциях.

 

– На скольких конференциях ты выступил за эти четыре года?

 

– На 20-25 – точно не считал. Больше всего выступал в этом году: на AndroidParanoid, Mobius, GDG, CodeFest в Новосибирске, DecompileD в Дрездене, Code Europe в Варшаве.

 

CodeFest, март 2018

 

– Про отличие зарубежных конференций от российских мы поговорим чуть позже, а сейчас хочу спросить, как ты выбираешь темы для докладов?

 

Есть несколько подходов к этому. Первый – посмотреть, что вы делали на работе последние полгода, и рассказать об этом. Я этот подход использовал во время подготовки к Mobius Moscow. На проекте в ЕРАМ мы занимались рефакторингом, и я подумал, что хочу поделиться своим опытом. Но если вы просто выйдете и расскажете: «Знаете, мы отрефакторили модуль в проекте», это не будет никому интересно. Кто-то тоже отрефакторил, и что? Поэтому нужно эту тему развить: расширить и найти то, что будет полезно большему числу людей. Чтобы подготовить доклад, я много читал, подвел теоретическую базу под тему. И уже в качестве примера привел свой опыт.

 

Второй подход – рассказывать про какую-то конкретную вещь в технологии, с которой вы хорошо знакомы. Для меня это React Native. Я захотел рассказать, как создавать push-нотификации с помощью этой технологии. Понятно, как их делать в обычной разработке, а как в кроссплатформенной? Вот тема для доклада.

 

Третий способ, который я попробовал и который вроде бы работает, – рассказать про новую технологию, в которой сам хочешь глубже разобраться. Потому что лучший способ что-то освоить – попытаться этому научить. Когда все заговорили про корутины в Kotlin, я понял, что это классная технология, она должна хорошо работать, и мне интересно ее изучить. Я начал раскапывать: а что будет, если использовать технологию в этой ситуации, а как это повлияет на весь проект, как мигрировать со старых технологий на новые? И из этого родилось выступление.

 

– А как-то отличается подбор темы для российской и зарубежной конференции? У нас же ценится больше хардкорность?

 

Да, все так. Есть очень большая разница между западными конференциями и нашими, и, скажем так, между западной аудиторией и нашей. В России всем очень интересно, чтобы прям кишочки раскопали, вынесли какой-то хардкор, объяснили в деталях вплоть до ассемблерных инструкций, как работает технология. Соответственно, спикеру нужно очень глубоко понимать тему, чтобы аудитория его хорошо восприняла.

 

На Западе люди, наоборот, не хотят хардкора: считают, что с ним сами разберутся. Им больше интересно введение в технологию. То есть в России не будет интересен доклад о том, что есть технология React Native, и что она позволяет сделать. Пусть лучше спикер расскажет про нюансы, например, как с нативными модулями работать. На Западе же слушатели: «О, React Native! Давай-давай, это то, что нам нужно!» Вот такая разница. Но иногда получается так: ты готовишь доклад на русском, а потом просто переводишь на английский, отправляешь тезисы на зарубежную конференцию, и там говорят: «Класс, то, что нужно».

 

– У тебя тоже так было, что ты просто адаптировал доклад, и его взяли?

 

– Да.

 

– Расскажи, а как ты вообще понял, что пора выступать за границей?

 

– В этом году я в один момент просто понял, что меня ничего не отделяет от того, чтобы выступать за рубежом. То есть у меня все есть: нормально с английским, опыт выступлений. Почему бы не съездить в другую страну?

 

– Окей, что нужно сделать, чтобы стать спикером зарубежной конференции? Где подавать заявку, как вообще этот процесс устроен?

 

Есть такой процесс, называется call for paper – это когда организаторы конференции говорят, что готовы принять доклады по таким-то темам. Любой желающий заранее может подать заявку на сайте call4paper.com – там есть информация о конференциях по всему миру. Потом участники программного комитета выбирают, какие доклады им больше нравятся, решают, что включат в программу, а что оставят про запас.

 

Если тебя готовы пригласить как спикера, на почту приходит подтверждение. Вы согласовываете даты, проживание и так далее. Потом ты приезжаешь, выступаешь, отхватываешь свои аплодисменты, говоришь: «Спасибо, подписывайтесь на мой Твиттер», и уезжаешь. Спустя какое-то время получаешь обратную связь, видео – вот такой процесс.

 

– Если английский – не родной язык спикера, как организаторы могут быть уверены, что спикер выступит хорошо? Могут они как-то проверить английский?

 

– У меня не проверяли, но могу сказать, что это проблема. Иногда у иностранных спикеров, которые хотят выступить на российских конференциях на английском, чувствуется сильный акцент. И даже если тема интересная, очень трудно бывает понять, что именно говорит человек. И программный комитет отказывает ему в участии. Как проверяют за границей, не знаю. Но наверное, есть простой способ – созвониться минут на десять и поговорить.

 

– А насколько вообще порог входа на российскую и зарубежную конференцию отличается?

 

– Он очень разный: все зависит от конференции. Мое первое выступление за рубежом было на конференции, которая проходила в первый раз.

 

– Это на какой?

 

DecompileD в Дрездене. Ее начали проводить с апреля этого года, и туда, видимо, было не так сложно попасть: я нашел их в списке на call4paper.com, подал заявку, и меня взяли.

 

Есть конференции, на которые попасть сложно. Например, DroidCon, которые проходят по всему миру. Я подавался туда в прошлом году в Берлин, в этом году в Италию, но меня не взяли. Я отправил заявку в третий раз, и меня пригласили в Берлин в июне. Но, к сожалению, поехать не смогу: мы как раз в это время будем сдавать проект.

 

– Вот тебя два раза не брали, а на третий взяли. Чем организаторы обосновывали первые два отказа?

 

– Здесь все делают примерно одно и то же. Говорят: «У нас всего 30 мест, а желающих – 200. Нам очень тяжело, но нужно выбрать лучшие».

 

– А есть какие-то критерии этого «лучше»? Это что: спикерский опыт, тема доклада?

 

– По-разному. Есть два подхода к выбору докладов: анонимизированный и неанонимизированный. Те, кто использует первый подход, принимают решение приглашать или не приглашать спикера, ориентируясь только на тему: насколько она интересна аудитории. Те, кто использует второй подход, обращают большое внимание на опыт спикера, на то, насколько он знаменит. Например, все хотят, чтобы приехал Джейк Уортон. Неважно, с какой темой, просто, чувак, приезжай. Люди купят билеты, просто чтобы его увидеть, пожать руку и сказать: «Смотрите, это же Джейк!» Вот такие два подхода. Организаторы конференций сами решают, какой из них использовать.

 

– В России какой подход больше используют?

 

– В России, по-моему, вообще не используют анонимизированный подход. На Западе это более-менее принято. Организаторы DroidCon, например, говорят, что при отборе спикеров смотрят только на их темы.

 

– Давай еще тогда вот о чем поговорим: есть конференции, которые ищут женщин-спикеров, выделяют квоты для недопредставленных групп. Люди относятся к этому по-разному.

 

– Это действительно головная боль: и для организаторов, и для участников, и для медиа – для всех. Я ездил на Code Europe в Польшу – там была всего одна женщина-спикер. Из-за этого многие участники отказывались ехать на конференцию, был большой скандал.

 

Вообще на Западе к этому очень серьезно относятся. Организаторы конференций прилагают титанические усилия, чтобы у них выступали женщины. Они говорят: «Welcome, приходите, подавайтесь, у нас анонимизированный отбор, вас не будут дискриминировать».

 

Корень проблемы – в том, что по всему миру женщин в принципе в технических специальностях не хватает. Проблема в индустрии действительно есть, и конференции со своей стороны могут помочь ее решить. Они могут приводить в пример женщин, которые добились успеха в технических областях; говорить, что, если много работать и стараться, быть успешными в этой сфере возможно.

 

Я вхожу в программный комитет Mobius, и мы сейчас будем перенимать эту практику – уделять больше внимания тому, чтобы на конференции были женщины-спикеры. Просто потому, что они тоже классные специалисты.

 

– Как такое разнообразие спикеров влияет на контент конференции? Можно сказать, что он становится слабее или сильнее?

 

– Есть предубеждение, что, поскольку женщин в технических специальностях мало, их выступления хуже. Но есть статистика, которая говорит, что это неправда. На Западе провели исследование: проанализировали оценки докладов на нескольких конференциях с 2012 по 2017 год. Оказалось, что 95% докладов, которые попали в худшую половину, принадлежали белым мужчинам.

 

Во-вторых, так как женщины чувствуют, что недопредставлены на конференциях, они тратят гораздо больше сил на подготовку докладов и максимально выкладываются. Мне кажется, контент конференций только выиграет от того, что на них будет выступать больше женщин.

 

– Круто. Давай вернемся к твоему первому выступлению за границей, в Дрездене. Как это было?

 

– Это было довольно странно. После петербургских и московских конференций, которые проходят в больших отелях, было непривычно оказаться в старом здании с одним залом и маленькой сценой, которая ещё и сильно приподнята над слушателями.

 

DecompileD, апрель 2018

 

– Как прошло само выступление?

 

– Есть такая штука: когда ты выходишь выступать, тебя знают далеко не все. Некоторые продолжают сидеть в телефонах, когда ты уже на сцене, и нужно захватить внимание аудитории. Есть много разных способов, как это делать, я нашел свой: нужно выучить буквально пару фраз на языке страны, в которой выступаешь, например, на немецком, и произнести их. Слушатели тут же на тебя реагируют, ведь это их родной язык. Внимание привлечено, аудитория сосредоточилась, и дальше уже можно рассказывать доклад на английском. В целом прошло хорошо, с английским у меня проблем нет: часто говорю на нем по работе, в путешествиях.

 

– Отличаются ли вообще по ощущениям выступления за рубежом от тех, что в России?

 

– Когда я выступал в Венгрии и Польше, слушатели не задавали вопросов. Либо им было все понятно, либо они стеснялись спрашивать. Я чувствовал, что нужно приложить много усилий, чтобы их расшевелить. Например, в Польше ты задешь вопрос аудитории: «Как вы считаете, какая проблема с этим кодом?» И никакой реакции. В России все происходит не так. Ты задаешь вопрос, кто-то говорит: «Да код плохой вообще», и аудитория: «Да, плохой!»

 

В Дрездене был довольно интересный формат: там не давали микрофон в зал. Люди присылали вопросы с помощью какого-то софта, а зачитывал их ведущий. Это было непривычно. Мне больше нравится формат, когда можно вступить в прямой контакт с аудиторией и отвечать лично тому, кто задает вопрос. Это то, ради чего люди и ходят на конференции.

 

– Какие еще заметил отличия?

 

– В России на больших конференциях устраивают speakers’ dinner. За день до конференции спикеры и участники программного комитета собираются, знакомятся, общаются. На зарубежных конференциях я с таким не встречался. Приходишь на конференцию и думаешь: «Кто эти люди?» Ведь ты общался с ними только в slack, например. Из-за этого немножко неуютно.

 

– Хочу еще спросить про стенды. У нас на конференциях постоянно происходит какое-то веселье: конкурсы, лотереи, призы – развлечения на любой вкус. А на зарубежных?

 

– Там я такого вообще не видел. Стенды, которые я видел, меня глубоко разочаровали. Потому что, во-первых, большинство людей на стендах не представляют компании, которые разрабатывают ПО. Это хайринговые агентства, и люди раздают описания вакансий, блокнотики, ручки и другие штуки. Ты к ним подходишь и спрашиваешь: «Что нужно, чтобы выиграть пауэр-бэнк?» А они: «Да забирай». Окей, спасибо.

 

– Даже номер тянуть не надо.

 

– Да, может быть, у них это работает, но мне было непривычно. У нас на CodeFest, помню, был VR, игры, интерактивы, радио-точка, куда приглашали спикеров. И это было прям интересно. Нужно будет еще поездить за рубеж, посмотреть, но пока такого я не видел.

 

CodeFest, март 2018

 

– Хочу узнать про подготовку: как ты готовишься к выступлениям?

 

– Мне очень помогают предварительные прослушивания. Их устраивает программный комитет конференций: организаторы заинтересованы, чтобы спикер хорошо выступил. Ты выступаешь перед ПК, получаешь обратную связь. Она может быть разной: от «переделай слайды» до «поменяй структуру выступления». После этого дорабатываешь доклад, и так несколько итераций.

 

Параллельно можно устраивать прослушивания внутри компании, выступать перед коллегами. Причем не обязательно с целым докладом. Можно рассказать какой-то кусок и попросить обратную связь. Иногда коллеги говорят: «Знаешь, я тоже пользовался этой технологией, и у меня было совсем не так, как ты говоришь». И ты идешь дорабатывать.

 

Можно устроить внутренний митап и записать видео доклада. Потом отправить его программному комитету и тоже получить обратную связь. Спикерам стоит использовать все средства – прослушивания, ревью, – которые помогают сделать максимально хороший доклад.

 

– Сколько обычно у тебя прослушиваний получается?

 

– В среднем три-четыре.

 

– Что-то еще делаешь, чтобы подготовиться к выступлению? Дома, перед зеркалом…

 

– Я такого уже не делаю, но для начинающих спикеров это хороший совет – просто перед зеркалом встать и проговорить доклад. Я прокручиваю в голове контент, когда еду на работу, например.

 

– Давай как раз к новичкам перейдем. Допустим, я хочу стать спикером, и не только российских, но и зарубежных конференций. Что мне делать?

 

– Начинать стоит с локальных митапов внутри компании. На таких встречах мало народу, к тебе лояльно относятся. Там можно получить опыт и понять, какие есть проблемы в выступлениях. Важно научиться уверенно говорить, устанавливать контакт с аудиторией – все это лучше отрабатывать на внутренних митапах.

 

Когда у тебя есть опыт выступлений и какие-то видеозаписи, можно податься на небольшую конференцию. Потом – на конференцию покрупнее. Так ты постепенно становишься видимым – в России.

 

Чтобы податься на западную конференцию, желательно иметь видео на английском. Как это сделать, когда у нас принято выступать на русском? Один из вариантов – выступить вместе с англоязычным спикером. То есть ты узнаёшь, что на конференции будет англоязычный спикер, у вас похожие темы, и предлагаешь ему выступить вместе.

 

– А как ты это узнаёшь?

 

– Можно обратиться к программному комитету и сказать, что ты хочешь выступить на английском. Обычно комитет идет навстречу и старается как-то помочь. Как правило, заранее известно, кто из зарубежных спикеров приедет. Они хорошо на такие идеи реагируют и готовы помочь. У меня так получилось выступить на Mobius с Google Developer Expert из Голландии.

 

– Как готовиться к таким совместным выступлениям?

 

– Вот с этим проблема. Потому что такие спикеры, естественно, всегда заняты, и у них нет времени, чтобы прослушивать ещё и твой доклад. Поэтому ты тренируешься сам, показываешь записи, согласовываешь с ними, в общем, выкручиваешься каким-то образом.

 

И вот ты выступаешь на серьезной конференции. Дальше нужно просто не бояться и подавать заявки на максимальное количество конференций, которые можно найти в интернете. На Западе я не увидел никаких предубеждений вроде «ты из России, мы тебя не возьмем». Конкуренция высокая, но, если вам отказывают на одной, второй, третьей конференции, не стоит вешать нос. Нужно продолжать работать над контентом и подавать заявки. Я читал, что статистика подтверждения – 1 из 10. То есть нужно податься как минимум на 10 конференций, чтобы тебя взяли на одну. Может быть, она не будет крупной и знаменитой, но на какую-нибудь конференцию вы точно попадете.

 

– За последние годы ты много где побывал, выступил на паре десятков конференций. А зачем? Ну, нравится. А что ещё это дает?

 

– Здесь есть несколько аспектов. Во-первых, ты знакомишься с разными людьми. Никогда не знаешь, когда какое знакомство пригодится. Вдруг понадобится профессиональная консультация, вдруг кто-то с конференции – твой будущий работодатель?

 

Во-вторых, ты профессионально развиваешься: чтобы подготовить хороший доклад, нужно глубоко погрузиться в тему. А когда в чем-то отлично разбираешься, это помогает расти на работе.

 

В-третьих, на конференциях чувствуешь себя частью глобального сообщества. Ты понимаешь, что приложения под Android, например, пишутся не в Петербурге, Новосибирске или Москве – их пишут по всему миру. И ты общаешься с людьми из США, Германии, Китая, с которыми вы занимаетесь общим делом. Это очень приятное чувство. Людям – это особенность нашей психологии – нужно чувствовать себя частью чего-то большого и важного. Участие в конференциях – один из способов это ощутить. Ну и конечно, получаешь удовольствие от того, что «мама, меня по телевизору показывают».

 

Фото: Unsplash, личный архив Владимира Иванова.

 

Читайте также